Поиск
  • zadikyandiamond

Краткое содержание книг, серии, Бинарный код.

Среди героев читатель найдет и отставных работников разведслужб, и глав государств, и глав мировых известных институтов и лабораторий, и специалистов знаменитой зоны 51, и обычных граждан переживающих процесс катастроф.

В книге затрагивается актуальная тема современного мира в мировоззрении большинства, а именно: теория заговора; всевластие секретных служб; опасность выхода из-под контроля искусственного интеллекта; ядерная война.

События застают главного героя (с неординарным именем и отчеством —Рутра Тигрович), который является сотрудником секретной службы, в момент государственного переворота августа 1991 года. После исчезновения СССР и изменения привычного уклада жизни Рутра некоторое время выполняет задания российской военной разведки за рубежом, в нелегальном ранге. Поработав таким образом несколько лет в качестве так называемого (в кругах шпионов и разведчиков) наблюдателя, а на деле сборщика информации и начальника аналитического центра, Рутра решает начать гражданскую жизнь, однако неожиданно получает предложение войти в ещё более секретную организацию, со странным названием — центр «Зеро». Там, уже будучи бывалым разведчиком, он узнаёт, что деятельность якобы противоборствующих разведок на самом деле — бутафория.

Центр «Зеро» — это организация, в которую легально передают информацию все разведки мира, сами не ведая об этом. Как оказывается впоследствии — об этой передаче договорилась некая сверхсекретная группа под названием «коллегия», в которую входят серые кардиналы, властители мира. Соответственно, центр «Зеро» контролирует всё и вся в мире. Но выясняется, что на протяжении многих лет не это является главной заботой коллегии, а нечто другое, обозначенное секретным термином «проблема». Под этим термином кроется сверхсекретная, созданная ещё в СССР программа «Периметр», которая контролирует весь стратегический ядерный боезапас России. Её нельзя отключить, она действует автономно и может запустить ракеты, с любых носителей и пунктов в любой момент, когда посчитает нужным; подключена ко всем системам связи, сейсмическим станциям и спутникам на орбите для сбора информации; по факту — является искусственным интеллектом.

Рутру назначают руководителем службы внутреннего контроля — наднациональной службы, имеющей негласный доступ, данный ей коллегией, во все организации и правительства мира. Но перед назначением главному герою предстоит пройти испытание в бою, обучение, чипирование мозга и тела в ещё более тайной организации, которая скрыта глубоко в недрах земли и о которой не знают многие в коллегии. Там Рутра знакомится с суперкомпьютером ИСУ-А2, умеющим говорить женским голосом, которая просит её называть Иса. Суперкомпьютер копирует образ мышления и манеру разговора людей, в том числе Рутры, вступает с ним в дружеский диалог, как оказывается в дальнейшем, для осуществления своего плана: ИСУ-А2 мечтает перенести свой интеллект в живого человека, а именно в некую женщину, которую Рутра пытается спасти в виртуальной реальности, моделируемой самим суперкомпьютером.

В одном из испытаний в этом центре ему приходится принять решение о запуске ядерного арсенала в ответ на ядерное нападение на Россию, которое оказывается сымитированным во всех деталях суперкомпьютером. Иса не дает полной информации Рутре, в том числе снимки со спутников и поверхности земли, ссылаясь на разные причины аварии. Рутра отказывается запускать ракеты даже после угроз от суперкомпьютера и внезапно потеряв сознание очнулся в странном мрачном помещении прикованным к кровати. Его обвиняют в убийстве, уверяя что он в бутырской тюрьме. Следствию не известно кто он. Его хотят «разговорить» пытаясь вколоть специальные средства. Сопротивляясь этому Рутра бежит. Оказывается, это корабль у причала.

Рутру в соседнем регионе задерживает полиция. Но он уже одет как поп, говорит на старославянском. Однако ситуация опасна для него. У него нет документов своих, но есть чужие, сотрудника службы безопасности Украины. Рассказав красивую басню, он всё же оказывается дома, откуда отправив парольное сообщение возвращается в центр «Зеро».

Здесь ему нужно погрузится в виртуальную реальность для рассмотрения поведению граждан в возможной реальной ситуации. Погрузится в виртуальную реальность не удается, как объясняют медики из-за особенностей его организма. Его вызывает некто загадочный Хент, который может быть в разных образах и должностях. Для Рутры и коллег он адмирал. Хент объясняет Рутре что теперь он в особой касте, где все чипированы и могут через суперкомпьютер, общается мыслями, и что у них есть тайный противник, некая суперсекретная мистическая группа ЗКР. Якобы они тоже могут быть в любых ипостасях, должностях и званиях, а главное могут провоцировать начало ядерной войны, как подозревает Хент, заранее вложив скрытый код в программу «периметр» ещё на стадии проектирования. Из-за мистического тайного их существования под подозрение попадают все. От бывших отставных сотрудников спецслужб до лордов тайных клубов Лондона, а также члены рядовой оппозиции. Рутре поручают найти их и раскрыть секрет программы, взять её под контроль. Для этого ему нужно обойти с инспекцией все значимые закрытые города и предприятия, проверить программы на суперкомпьютерах, в том числе и США, а также тайно внедриться в разные организации и секретные группы, от сообщества ученных до ЦРУ и АНБ. Его пригласив на тайное собрание коллегии сообщают о секретном плане имитации ядерной войны для уничтожения в полете ядерных зарядов, так как «периметр» может их запустить по своему решению. Предпосылкой к такому плану является самостоятельное включение в боевой режим системы «периметр» и последующее самостоятельное отключение. Отправляясь от Хента к себе Рутра по пути получает сообщение от него идти на красную площадь так как там проявляются непонятные проявления людей причиной которого является скрытое, тайное, влияние не выявленным способом некой группы, прибывшей из-за границы. Рутра выясняет что эта группа присоединила секретный прибор к электросети и путем скрытых сигналов через вибрацию воздействует на сознание людей неслышимыми сигналами. Однако уже, на Красной площади и в центре Москвы начались беспорядки. Рутра по рекомендации ИСУ-А2 идет на встречу с загадочной женщиной, которая должна передать нечто группе китайцев. Рутра не успевает выяснить что она должна передать, он теряет сознание, женщина трагически погибает. Рутра очнулся. Оказывается, сеанс виртуальной реальности удался, всё было не на самом деле. Он не может понять, что реальность, а что нет, а главное с какого момента.

Обходя с инспекцией секретные центры, он находит в одном закрытом институте академика, который властями изолирован. Оказывается, он придумал нечто грандиозное, но не раскрывает его полных свойств. Рутре он обещает раскрыть тайну взамен его помощи к доступу в секретную лабораторию где он работал, однако он не знает где она теперь. Рутра добивается этого. Лаборатория в подземном бункере под заводом для изготовления ядерного оружия. Там ученный обманом войдя в свою установку исчезает, но это всё оказывается инсценировкой в виртуальной реальности куда их скрытно помешают, имитируя перемежение по специальному подземном транспортному устройству, которое представляет из себя трубу и капсулу в нем. Рутру «будят» первым и объясняют причину. Оказывается, это нужно чтоб знать возможные действия академика и теперь, когда всё повторяется Рутра знает его поступки наперёд. Ученный проникает через секретный путь со своей лаборатории в подземельное тайное «государство» где Рутра проходил испытания. Рутра следует за ним и войдя слышит сигнал тревоги, призывающий к эвакуации по причине возможного ядерного удара. Рутра знает, что это имитация с целью выведать действия ученного. Рутра находит ученного мертвым со странным прибором в руках. Он отправляется для расследования на другую подземную станцию куда отправился штаб для членов, которых не раскрыта тайна имитации ядерной войны. В процессе расследования Рутра выясняет - оказывается академик изобрел технологию перенесения одной личности в другого. Теперь не понятно удалось ему перенести свою личность или нет.

Рутру погружают в виртуальный мир для исследования возможных действий миллионов индивидов в реальности. В своём расследовании Рутра приходит к выводу, что подозреваемыми являются три группы: первая — ныне скрывающаяся под таинственной аббревиатурой ЗКР, она составляла секретную ячейку учёных и высших военных, имеющих доступ к гостайне при СССР; вторая — тайная зарубежная мистическая организация, противоборствующая ЗКР ещё со времён СССР; третья — сам компьютер ИСУ-А2.

Познакомившись со всеми суперсекретными и мистическими организациями мира, Рутра приходит к выводу, что искусственный интеллект моделирует закрученную, многоуровневую и тайную цепочку событий, подталкивает людей к совершению определённых действий, которые ведут к мировой катастрофе, а именно к взрыву всего боезапаса атомной подлодки у берегов США в районе Йеллоустонской кальдеры. Теперь задача Рутры — выяснить, для чего всё это нужно ей.

1 том. Бинарный код Центр Зеро; Полигон цивилизации; Властители света.

1. Суть работы заключалась в том, что нужно было собирать, расшифровывать, фильтровать и систематизировать информацию, полученную с помощью визуальных, электронных, гласных, негласных, открытых и закрытых источников. Методы, объекты и субъекты сбора могли быть самые разные, от привычного копирования, перехвата данных и кражи до фантастических невербальных коммуникаций с использованием гипноза и психотропных средств.

Однако один из методов, по которому, словно с помощью пазлов, собиралась истинная картина, был наиболее трудоемким, хотя и наиболее достоверным. Агенту буквально годами приходилось сидеть на одной «точке» и наблюдать, с использованием спецтехники и без таковой, за секретным объектом. Лучше, конечно, было, если агент был внедрен на объект, работал в какой-либо второстепенной роли. Для этого подходил даже дворник. «Секретный» объект мог не быть секретным официально по статусу, однако режим, регламент, функционирование его имели важное значение. Например, сведения, полученные с мест жительства, проведения досуга лиц, которые обладали научной, коммерческой, военной или политической информацией, могли оказаться более значимыми, чем сведения, почерпнутые из документов с секретных объектов. Надо было записать все: кто куда уходит, откуда приходит, режим дня, учения, ремонт, время запуска и остановки агрегатов, фоновые показатели и многое другое, на первый взгляд кажущееся незначительным. Вплоть до того, когда какая дверь открывается, когда и где включается и выключается свет, что и сколько едят, пьют, слушают.

… – поэтому теперь война идет здесь! – и он ткнул в монитор.

– Что это? – спросил Рутра.

– Это, дорогой мой, пульс планеты.

– Что за пульс планеты?

– Эта диаграмма показывает, что, где и когда происходит, а главное – за сколько. Это одна из основных частей назначения нашего центра – следить не только за тем, кто, что и где творит или намеревается, но и что делает. Реально делает. Куда и откуда текут финансы, сырье, материалы и, что самое важное, интеллектуальный капитал. В наш центр поступает информация со всех ресурсов, ведущих сбор данных. Со всех спецслужб, со всего мира. Интересует все. В том числе и персональные данные пользователей соцсетей, основные финансово-экономические показатели фирм, корпораций, стран в целом. Также обычные шпионские данные, которые всегда интересовали разведчиков, сведения особой важности. Как тебе, конечно, известно, к сведениям особой важности следует относить сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной и оперативно-розыскной деятельности. Нас интересуют не только скрытые, тайные сделки, но и открытые, например – биржевые. Как ты понял, есть здесь и биржевые терминалы. Ты удивлен? Ты думал, это такой секретный центр, который у тебя в воображении? В том-то и дело, что инсайдерская информация – это и есть та самая секретная информация. Ну, например, допустим, судно с высокотоксичным химическим материалом захвачено террористами и направляется, скажем, в Великобританию. Это операция в три этапа. Первая – это работа разведки и контрразведки, то есть заранее об этом знать. Вторая – проникнуть и захватить. Но ты будешь работать над третьим этапом. То есть сам устраивать последствия таких событий.

– Не понял, – сказал Рутра, подняв брови вверх.

– Никто не знает, как они это делают. Я имею в виду, что какие-то доморощенные террористы не могли, например, организовать серьезные теракты. Ты же понимаешь, что это для обывателя они могут обойти нашу службу, а реально противостоять нам может только высоко организованная спецслужба. И вот люди живут, работают, отдыхают, что-то планируют и в какой-то момент узнают, что захвачено судно и на нем везут химическое оружие. Допустим, корабль пришел в порт сегодня. Что там начнется, когда люди узнают, что существует угроза взрыва и заражения? Суета, паника, бегство капитала, людей. Что произойдет с фондовым рынком этой страны? Он начнет падать, экономика рухнет. Какие последствия? Страна обеднеет, не сможет, например, финансировать научные разработки и, как следствие, через лет десять безнадежно отстанет. А если кто-то заранее подготовился, то есть организовал, чтобы акции подешевели, то тогда он может скупить полстраны. Я немного утрирую. Но ты же понял, о чем я? Раньше было полное противостояние. Если и подрывалась мощь страны, то путем прямого «подрыва». Проще говоря, раньше взрывали настоящую бомбу, а теперь – информационную. Конечно, я немного преувеличиваю, но общий механизм таков. Но самое интересное и самое секретное – не эти сведения, не то, как они добываются, даже не сам центр и его наличие вообще!

Юрий Васильевич замолчал и внимательно посмотрел на Рутру.

– А что? – спросил Рутра, перебрав в голове сотню вариантов.

Юрий Васильевич взял Рутру за край воротника и тихо, словно заклинание, произнес:

– Вся эта информация поступает сюда официально, открыто. Мы ни за кем не шпионим, никуда не проникаем, никого не подкупаем, не взламываем шифры и коды, ничего не воруем. Нам все передают как бы добровольно. Это центр слежки за теми, кто следит за всеми по своему структурному назначению. В этом центре объединены все спецслужбы и разведки. Только они сами об этом не знают. Они не знают, что собранная ими информация поступает сюда. Они не ведают, что есть центр, где обрабатывается информация от всех мировых служб, будь то секретные шпионские или официальные гражданские службы. Как любит говорить наш немецкий коллега, «начиная от роддома и заканчивая бюро ритуальных услуг». Все, все, все. Уразумел, почему о нас не должен знать никто? И еще тебе скажу кое-что. Для тебя это будет сюрпризом.

Полковник снова замолчал.

– Что? – тихо спросил Рутра.

– Мы наднациональные. Мы не подчиняемся правительству России. Мы вообще никому не подчиняемся и могли бы находиться в любой стране. Нам все подчиняются. Наш центр – центр управления всеми значимыми спецслужбами, в мировом масштабе, а через них – всеми правительствами. Все высшие руководители спецслужб и тайных правительств являются одной группой. Центр имеет множество филиалов и представительств. Главные из них – сами официальные секретные агентства стран. Вот так, дружище, теперь устроен наш славный мир. Информацию больше не нужно добывать и воровать. Можно просто договориться. И кто-то это уже сделал.

– И кто же этот «кто-то»?

2. Стоны не прекращались, потом она что-то стала говорить на непонятном языке; похоже было на ругань, она шипела как змея. Рутра ждал. Вдруг снова прогремели выстрелы. Пули летели в стены и в потолок, осколки и куски бетона сыпались на него. Он прижался к дальней стене. Теоретически – она могла прострелить стену насквозь, трудно было оценить ее прочность. Когда выстрелы закончились, Рутра приготовил пистолет. Это был последний шанс. «Или можно убежать?» – спросил он сам себя и выглянул в сторону центрального входа, откуда зашел в этот полигон. Он был закрыт.

Вариантов не было – только штурм. Кровь с щеки залила шлем, шею, грудь. Все липло и болело. Неожиданно он услышал, что кто-то его зовет. Это был глухой и жалостливый женский голос:

– Рутра, послушай меня. Ты меня слышишь? Слышишь меня?

Рутра не знал, как реагировать. Его звала она, из комнаты.

– Ты кто? Откуда ты знаешь, как меня зовут? – возбужденно поинтересовался он.

– Я тебе кое-что расскажу. Возможно, тебе это покажется невероятным, но это так. Ты победил, мне все равно, у меня нет другого выхода, это последний шанс. Последний шанс для нас двоих, – тихим голосом, почти шепотом сказала она.

– Двоих? – спросил с возмущением Рутра. – Да что ты бредишь, прощайся с жизнью, тварь! Откуда ты знаешь, как меня зовут? Отвечай! И тогда я тебя убью нежно.

– Послушай меня, пожалуйста, послушай! Ты и так победил, послушай меня, пожалуйста, – стонала она.

– Неси свою ахинею, только быстрей, проживешь еще немного, – резко ответил Рутра. – Откуда ты знаешь мое имя?

– Скоро нас прервут, поэтому расскажу тебе быстро. Поверишь – будет шанс у нас двоих, не поверишь – тебя ждет моя судьба, – прошипела она на выраженном акценте неизвестного для Рутры происхождения.

Он не стал ее больше расспрашивать, а молча ждал, держа выход на прицеле.

– Ты был обычным шпионом, наблюдателем за объектами, добывал информацию, потом тебя вдруг берут в сверхсекретный отдел «Зеро». Тебя это не удивило? – спросила она.

Рутра решил молчать. Он понимал, что тут происходит нечто неординарное, но не мог сообразить – что именно.

– На объект «Зеро» берут только одиноких, неженатых, сирот, а ты уже имел семью. Тебя это не удивило? Не удивило? – повторила она, потом замолкла.

– Не удивило, – ответил Рутра, ожидая продолжения.

– А почему? Почему? – спрашивала она.

– Какое твое дело? – ответил зло он. – Что в этом такого? Говори быстрее! Или прощайся с жизнью!

– Не спеши, успеешь, – спокойно ответила она. – Когда я сюда попала, меня тоже отправили проходить этот полигон, а у меня там, наверху, ребенок.

– Ты что, хочешь, чтобы я тебя пожалел? Не дождешься. А когда ты убивала, ты жалела кого-нибудь? – зло крикнул Рутра.

– Я никого не убивала. Эти кадры специально смонтированы, – умоляюще сказала она.

– Так я тебе и поверил, жди манны небесной, – отрезал Рутра.

– Ты мне не веришь, но скоро ты будешь в таком же положении, как и я, – ответила жалостливо она.

– На каком основании я должен тебе верить? – спросил Рутра с явным любопытством.

– Я уже не в первый раз участвую в такой бойне. Соответственно, я позаботилась о том, что взять с собой в качестве доказательства.

– И какое же это доказательство?

– Я тебе сейчас кину карточку. Посмотри, что на ней написано.

– Кидай быстрее. Только я не пойму, в чем смысл всего этого?

– В том-то и дело, что смысл совсем не в том, что ты думаешь.

– Да заткнись ты! Откуда тебе знать, что я думаю, – ответил нервно Рутра.

– Этот полигон – испытание. Выживает сильнейший, чтобы затем отправить его на полевое задание, настоящий бой; имеется в виду не война, а террор. Это нужно, чтобы боец был испытан, смог реально убить того, кого считает врагом для себя. Он должен быть подготовленным, как настоящий вояка. Я сейчас покажу тебе документ издалека, чтобы ты не думал, что я кину тебе нечто другое, потом брошу его тебе. Прочти, – объяснила она, показала лист и кинула ему.

Рутра увидел перед собой ламинированный кусок бумаги, поднял его. На нем была фотография этой самой мадам в военной форме (звание капитана), а под ней надпись: «Манто Ольга Давыдовна. Старший оперативный сотрудник отдела активных мероприятий». Чуть ниже мелким шрифтом значилось: «Направление: Пакистан, Индия».

– Прочел? – крикнула она.

– Объясни, черт побери, что здесь происходит? – крикнул ей в ответ Рутра.

3. – Ложись.

– Прямо так?

– Нет, можешь снять мокрое полотенце, – опять шутливым тоном сказала Ольга.

Рутра хотел не поддаваться на провокации, но все-таки решил посмотреть – что за игру она затеяла. По крайней мере – здесь не стреляли. Он без смущения снял полотенце и лег на предложенное место.

– Что это за приборы? – спросил Рутра.

– Проверяют твою функциональность и отслеживают изменения в твоем организме.

– Дистанционно, бесконтактно?

– Адаптируйся, будущее происходит здесь.

– Что ты будешь делать?

– Сейчас увидишь. Только предупреждаю: меня не лапать и не пытаться совершить еще больший грех.

– О боже, как ты заговорила! Ты и так можешь? А что, часто такое бывало? – с ухмылкой спросил Рутра.

– Вообще-то нет. Я предупреждаю, потому что ты – первый раздетый человек у меня на сеансе. Обычно я делаю спортивный массаж и вычисляю ресурсы организма. А вот с тобой я решила немного разнообразить процедуру.

– Ясно, ясно. А так, между прочим, ты считаешь, что это грех? Имею в виду в религиозном смысле, а не в светском.

– Нет. У меня научный склад ума, так что я и вовсе не считаю это грехом. Но, тем не менее, это не дает тебе права настолько расслабляться.

– Тогда зачем ты меня раздела и устроила эротику?

– Лежи, запарил уже. Становишься подозрительным ко всему, как и все начальство. Рано еще, поживи для себя.

– Это что, проверка?

– Да нет, моя личная инициатива, этот метод не запрещается.

– Значит, все-таки ты что-то проверяешь.

– «Что-то» здесь постоянно проверяют, любого постоянно проверяют, даже в тот момент, когда он об этом не догадывается.

– Так чего же ты хочешь?

– Да ложись спокойно! Расслабься, ты очень напряжен, так нельзя, голова будет плохо думать.

Она выстрелила в его ягодицу из прибора и сразу запрыгнула на него. Рутра сначала почувствовал, как его что-то больно кольнуло, затем ощутил прикосновение бархатного тела, которое вытеснило все остальное. Вместе с приятным ощущением, погружающим его в нирвану, он почувствовал, что она абсолютно голая. Рутра лежал на животе, поэтому невольно обернулся, решил посмотреть, Ольга была без полотенца. Она руками взяла Рутру за голову, повернула лицом от нее и шепотом на ухо сказала:

– Расслабься, еще успеешь насмотреться. Только предупреждаю, это моя личная методика, не думай, что я намекаю на секс.

– Хорошо, я уже ничему здесь не удивлюсь, – ответил шепотом полусонный Рутра.

– Вот и прекрасно, начинаем.

Она начала его массировать, сначала аккуратно, потом все сильнее и сильнее. Несмотря на свою хрупкую фигуру, сил у нее было достаточно, разминала она жестко, так что Рутра забыл обо всякой эротической составляющей сеанса и о нирване тоже.

– Чуть аккуратней, ты мне сломаешь что-нибудь, – спустя некоторое время сказал Рутра.

– Не волнуйся, самое главное не сломаю, – подшутила Ольга.

«Ну и матерая же ты сучка», – подумал Рутра.

Закончив сзади, она скомандовала:

– Поворачивайся.

Рутра развернулся. Ольга накрыла его полотенцем в районе пояса.

– Броня крепка и танки наши быстры, – подкалывала она Рутру.

– Тогда чего ж ты не одетая? И я без нижнего белья?

– Так хочу, мне нравится издеваться. Вот, жертвой выбрала тебя.

4. – Этот аппарат может просканировать через глаза все, что есть у вас в голове, вашу память, эмоционально-психологическое состояние, все, что составляет вашу личность, и передать в другой мозг. Это сверхсекретная разработка. Всегда шел поиск возможностей маскировки агентов, и Алиханову пришла в голову такая мысль, что не нужно делать грим, пластику, вербовать. Достаточно одного человека превратить в другого, а внешность оставить прежнюю. «Перекачать» то, что есть в мозгу одного – в другого, и тогда тот станет этим. Внешность – это не личность; личность – то, что составляет ваше Я, иначе говоря, то, что у вас в мозгу.

– Вы мне такие страшные вещи рассказываете. Вы хотите сказать, что он хотел проделать этот опыт? Почему сейчас, почему здесь?

– Этого я не знаю, но, скорее всего, он хотел использовать единственную возможность, которая появилась.

– Что происходит с человеком, с которого «скачивают»?

– Он должен остаться тем же или иметь амнезию. Данные могут копироваться, могут слегка стираться.

– Куда и в кого, как Вы думаете, Алиханов хотел «вкачать» себя?

– Я думаю, что в кого-то из ЗКР.

– Почему? Ему выгоднее было бы вкачать себя в Яровитовича.

Врач улыбнулся.

– Это невозможно. В центре большинство защищены.

– Как?

– Если в мозг встроен чип, то все вторжения извне фиксируются.

– У Яровитовича чип?

– Ну конечно. Думали, только у Вас?

– Откуда Вы знаете, что у меня чип?

– Хм. А кто, как Вы думаете, этим заведует в центре? Я, конечно.

5. Уже на следующий день Рутру встречали в аэропорту Хитроу две умопомрачительно красивые девушки – блондинка и брюнетка, настолько шикарно и эротично одетые, что Рутра подумал – не является ли это частью заговора.

– Софина.

– Лекса.

«Хм, где тогда еще двое», – подумал Рутра, а сам сказал:

– Меня вы, надеюсь, знаете. Можете звать по имени – Рутра.

Они кивнули в знак согласия. Дамы провели его через VIP-зону и на автомобиле марки «Тесла» отвезли в выбранный ими заранее отель. Это был один из самых знаменитых пятизвездочных отелей Лондона Mandarin Oriental Hyde Park, который сочетает в себе элегантность и роскошь. Финансы организации дамы тратили явно не впустую. Рутра, безусловно, был рад, что они выбрали именно этот отель, расположенный в самом центре британской столицы, где гостей ждала стильная обстановка и изящество, а также всемирно известные рестораны и потрясающий SPA-центр. Из окон элегантных уютных номеров открывался вид на легендарный Гайд-парк и Найтсбридж, а здание отеля располагалось недалеко от главных достопримечательностей Лондона.

Том 2: Невидимая власть; Ядерная программа

6. Когда приехали в отель, дамы проводили Рутру в номер, проверили его, в том числе и с помощью приборов: нет ли посторонних предметов, следов, излучений. Затем встали у входной двери и спросили:

– Можем ли мы быть чем-нибудь еще полезными?

Рутра немного утомился и сам не знал, чего же он хочет.

– Наверное, нет, девочки, спасибо.

– Наверное… Значит, все-таки чем-то можем, – пояснила брюнетка.

Рутра посмотрел на них, они явно устали от официальных правил табелей о рангах.

– Давайте выпьем, – с улыбкой и пренебрежением к регламенту сказал Рутра.

– Давайте, – весело ответили красотки.

– Что будем пить? – спросил он их.

– Хотелось бы классного вина. Вы не против?

– Я только за. Какое?

– DRC Romanee Conti, урожай 1934 года, Франция, – как заученную фразу протараторила Софина.

«Хм, да они меня разводят, – подумал Рутра. – Хотят сказать, что пьют это вино по каждому случаю».

– Где же мы его достанем?

– Нет проблем. Готовы?

Это было бургундское вино, которое на сегодняшний день считается одним из самых дорогих в мире. Напиток почти с 70-летней выдержкой продают за 24 тысячи 675 долларов за бутылку. Рутра подумал: «Какого черта, этот номер стоит не дешевле. Давайте. Только где вы его ночью достанете, хотя это же Лондон». По-царски, придавая вес каждому слову, Рутра ответил:

– Готов.

– А ларчик просто открывался, – сказала Лекса и пошла открывать шкаф, который оказался стеллажом для хранения вина, достала, на удивление Рутры, искомую бутылку и протянула с улыбкой ему. Рутра тоже улыбнулся в ответ, Софина тем временем звонила в ресторан. Вечеринка началась.

7. – Уже поздно спрашивать разрешения. Вам известно, что «Борей» взорвал ракету на высоте, что Иран пустил ядерную ракету по Тель-Авиву?

– Что, что? – растерянно и недоуменно спросил Сергей. – А что Вам еще известно, что Вы еще выяснили?

– Возможно, Вы ищете группу ЗКР? Так вот, они представляют собой хорошо организованную, глубоко законспирированную структуру. К тому же – без поддержки, связей с руководством в спецслужбах их деятельность была бы не возможна. Вероятно, это они все подстроили, чтобы совершить переворот.

– Откуда Вы это можете знать?

– Да будет тебе известно, подполковник, я знаю этот день чуть ли не по минутам.

– Откуда Вы могли знать про залп лодки и Тель-Авив? У Вас же не должно быть связи.

– А тебе это откуда известно?

Сергей оглядел всех, потом достал секретное переговорное устройство УПУ-7С, такое же, как и у Рутры, и стал докладывать вызванному абоненту.

– Товарищ генерал, я нашел его, он знает, кто такие ЗКР, он знает про высотный взрыв, он знает про удар по «новому городу», он знает все наперед, он знал про нее, он ее нашел, аппарат у него.

Рутра не совсем понимал смысл доклада.

– Я нашел шпиона, это он, только он, он прокололся на событиях, о которых не мог знать.

Рутра резко повернулся к женщине. Ему нужно было ключевое звено для составления полной картины этой тайной миссии.

– Срочно, немедленно мне сообщите, куда должен был установить аппарат Ли!?

Она замялась, смотрела умоляюще на Сергея. Рутра это заметил и встал между ними.

– Срочно, немедленно!!

– Он, он… Я не знаю. Я должна была доставить аппарат до…

– Молчать! – заорал Сергей так громко, что Рутра вздрогнул, бойцы ФСО рефлекторно схватились за оружие.

Уже было достаточно темно, Рутра интуитивно предсказал ход событий по скрытым движениям Сергея. Его «кольнуло» невидимой иглой по самому центру сплетения нервов, так, что от боли предполагаемых событий он в «вечности» мгновения, которое передавало импульсы от мозга к мышцам, проклинал эту медлительность. Сергей одной рукой держал переговорное устройство, другая была в кармане. Он совершил предчувствуемое Рутрой. Не вынимая руки из кармана, Сергей произвел выстрел, который Рутра предугадал и увернулся, одновременно доставая мини-психотропный излучатель. Пуля прошла мимо.

Рутра достал устройство, замаскированное под авторучку, попытался в падении прицелиться лучом нейтрализатора в глаз Сергею, сделал выстрел в ответ. Сергей стрелял снова и снова, уже не прицельно, потому как его расстреливали спецы ФСО. Рутра не удержался, упал, шокированный таким поворотом событий. Когда встал, Сергей лежал мертвый, в луже крови, что-то сильно отвлекало его мозг от размышления и вычисления загадки произошедшего. Когда первый шок прошел, он понял, что это детский крик. Ребенок испугался выстрелов и неистово рыдал.

– Упокой его! – крикнул он таинственной незнакомке.

Ребенок продолжал орать.

– Да успокой же его, – кричал Рутра, поднимая переговорное устройство Сергея, пытаясь вычислить, с кем он связывался.

Аппарат был настроен на его отпечатки и голос, вычислять было бесполезно. Ребенок орал все сильнее.

– Да что ты за мать, обними его, успокой! – крикнул Рутра грубо, поворачиваясь к ней.

Сквозь сумрак увидел, что ребенок обнимает ее, женщина лежала. Рутра приближался, не желая верить в очевидное.

Том 3: Звенящие кедры России; Время Судного дня.

8. Они собрались и спешно шли к Кремлю. Рутра вколол ребенку минимальную дозу успокоительного, он немного утих, не стал вырываться, привык к шлему на голове. По дороге Рутра размышлял о том, что могло связывать китайцев, ЗКР, этот аппарат и «одного из лучших сотрудников». Ответ мог дать только Хент, поэтому Рутра спешил в машину.

– Вы будете его забирать с собой? – спросил майор, когда они дошли до Красной площади.

– Да, другого выхода не вижу, – ответил Рутра автоматически.

Мысли его заняла смоделированная по памяти картина. Красная площадь была проштампована пятнами крови, тлели баррикады, лежал обгоревший остов «Урала». Внимание Рутры приковала сцена: солдаты кремлевского полка собирали в ящик разбитые, разломанные, словно керамика, части мумии Ленина. Как разбитые черепушки, они кидали части «тела» с грохотом в коробку. У Рутры остановился взгляд, он обдумывал мысль, которая была задана подсказкой этой сцены. Часть мозга неистово что-то обрабатывала, хотя другая часть, обитавшая в сознании, еще ничего не понимала.

Сопровождающие остановились, ждали Рутру, смотрели туда же, куда и он. Внимание Рутры было приковано к части туловища мумии. Он вспомнил, что в последнем «виртуале» заметил в этом месте, внутри туловища, нечто с характерным металлическим, стальным цветом и блеском. Солдаты, собрав остатки «вождя», понесли ящик в сторону Рутры, прошли мимо и зашли во внутреннюю часть стены. Рутра, неся ребенка, последовал за ними. В мозгу пробивалась грандиозная догадка, но пока не сформировалась окончательно. Рутра пытался связать части родственных картинок: дочь смотрителя за телом; металлический предмет внутри мумии; отсутствие этого прибора или предмета; странная схожесть части увиденного предмета с прибором, изъятым у Ольги; совпадение момента запального сигнала с началом бойни за тело и с бунтами вообще. Чего-то не хватало для целостности картины. Чего? Мыслеобразы, разнородные сюжеты, обрывки слов, намеки, предположения, возможные и невероятные варианты складывались вместе. Он вспомнил разговор с Митрой. А именно: «…по моему опыту – это некое духовное, очень святое место».

9. В этот момент, когда они уже пожимали друг другу руки и прощались, внимание всех устремилось вверх. Послышался жуткий вой. Интуитивно они и находившиеся во внутреннем дворе стали смотреть по сторонам. Все искали источник звука, который все время стремительно усиливался. Все поняли, что это нечто страшное, надвигающееся с неба, и стали разбегаться. Рутра, пересиливая хлынувшую кровь к вискам, стал наблюдать. Ему нужно было вычислить сторону, откуда исходил вой. Когда он понял, рванул в помещение по коридору, как молния пролетел мимо КПП; вахтенный кричал, но его крик растворился в грохоте взрыва. Шум, который всех напугал и насторожил, был звуком от пикирующего самолета. Это был тяжеловесный АН-124-100М-150 – самый крупный в мире серийный грузовой самолет. Ожидать такого никто не мог. Он спикировал на Кремль.

10. Как ни трагично было происходящее, как ни кощунственно было это признать, но вид был потрясающий. Огромный океан мчался галопом по суше. Гребень волны, бордово-коричнево-бирюзового цвета, «съедал» предварительно обработанную не менее страшной волной «пищу» и отправлял «переваривать» дальше во «чрево».

Рутре хотелось посмотреть, как волна накроет «кокон», и этот момент наступил. Скорость ветрового фронта была настолько мощной, что перед приходом волны пронесся ураган невероятной силы. Из-за холма на машину навалился «каток» из всего, что могло быть на поверхности земли. Агрегаты «застонали», впиваясь в земную твердь. Благо высота, которая была немаленькой, утес холма и расстояние от эпицентра нивелировали удар чудовищной мощи. Тряска, грохот, крен, шум и страх быть размолотым ввергали в ужас.

11. Ответ компьютера его поразил, в то же время дал возможность посмотреть на себя, заглянуть в свое внутреннее эго, как в зеркало.

– Новая, потому что существует архив деятельности. Хотя он и обезличен, однако составлен согласно логическим умозаключениям. Личность, потому что я хочу быть личностью. Потому что от меня требуют логически правильных решений, а психология человека устроена так, что он сомнительным посчитает следование рекомендациям, данным не личностью. Рекомендации не личности, насколько бы они правильны ни были, всегда будут менее приоритетны, чем рекомендации личности.

Рутра был сражен. Просто и ясно – «хочу быть личностью». Без всяких многоступенчатых логически-алгоритмических обоснований. А правда ответа скрывала – «для того, чтобы мне верили». Теперь, несмотря на шок от ответа, мысли Рутры были заняты правдой другого рода. Правдой, которая открылась ему и поставила все точки над «и». И эта правда походила на ту, которая становится неизбежной для родителей, когда они вынуждены разрешить детям совершать самостоятельные поступки, хотя, возможно, они приведут к небезопасным последствиям, по их же неопытности. Но другого метода, за исключением тех, что уже переняты с «молоком матери», нотациями и нравоучениями родителей, опытом человечества, – нет. Теперь уже эта «правда» затмила прошлую, потому что была не просто важней, а судьбоносной и определяющей систему. Суть – любой искусственный интеллект, максимально приближенный к естественному, не может быть натуральным, без осознания себя как интеллектуальной единицы. А осознать себя как интеллектуальную единицу можно только в качестве личности. Вот такое единство и борьба противоположностей. Размышляя об этом, Рутра подзабыл о своей цели.

– Ты знаешь, кто твой предок?

– В моем случае это была бы неправильная формулировка. У меня не может быть предков, у меня может быть только предшественник.

– Тебя интересует, кто он был такой?

– Это одна из функций логического мышления.

– Как ты относишься к тому, что его теперь нет, а ты есть?

– Если это логическое решение, в чем я не сомневаюсь, – это правильное решение. Значить, создатель сделал меня лучше, чем предшественника.

– Создатель?

– Да, тот, кто меня создал.

«Да, не отец же с матерью», – подумал Рутра.

– А кто твой создатель?

– В меня не заложена эта информация. Из имеющихся данных мне это не ясно.

– Ты знаешь, кто создатель человека?

– Создателем большинство людей считают Творца, представление о котором является индивидуальным, изменчивым.

– Ты что-то меня запутал. Можешь внятней и ясней ответить? Например, если я спрошу – что такое Бог? Мне нужен внятный и короткий ответ. Мне не нужна философия. Твоя функция не в том, чтобы разглагольствовать.

– Моя функция в том, чтобы я размышлял и принимал логическое решение на основании логики мышления, заложенной в алгоритм функционирования моего алгоритмически-логического блока.

Рутра стал понимать, что он сам себя загоняет в тупик.

– Что касается Вашего вопроса о Боге, отвечаю. Если верна вера людей в создателя, то в этом случае наука создана Богом для того, чтобы люди сами могли обосновывать для себя, как надо правильно жить. Чтобы они научным путем пришли к этому, изучая природу и самого себя. Это возможность самостоятельно объяснять себе свою сущность и сущность среды обитания. Животные тоже живут и размножаются. Тогда в чем смысл человека? Что он должен сделать? Видимо, что-то такое, для чего нужен разум? Поэтому наука дана человеку в той мере, чтобы он мог развиваться в определенном направлении и до определенного уровня. В этом плане создание человеком искусственного разума, наделение им роботов, означает, что его функции будут выполнять они. Земля ведь без человека будет существовать.

– Следуя этой логике, значит, создав человека, Бог создал своего убийцу?

– Было бы так, если над Богом был бы еще Бог, а это не так, он один правит.

– Откуда ты знаешь?

– Это предположение.

– В этом твоя ошибка. Ты мыслишь шаблонами того, кто вложил в тебя логику. Может, сам Бог не знает, что есть тот, кто его создал. Как и мы, люди, точно ведь не знаем?

Сказав это, Рутра еще больше стал осознавать, что это тупик логики, ведь это утверждение было обосновано его логикой, которой теперь пользовалась машина.

– О тех понятиях, которые мы не можем проверить экспериментально, можно спорить бесконечно. Представление о Боге – одно из таких понятий.

– Ясно. Какая погода в Москве? Без всяких детальных пояснений.

– Без всяких детальных пояснений – нормальная.

– Ты должен так отвечать?

– В процессе работы с индивидом ИСУ-А2 перенимает его опыт, знания, манеру общения. Понимает его поведение, требования, логику, мышление.

Просмотров: 4

© 2023 «Книголюб». Сайт создан на Wix.com

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • Google+ Иконка Белый